Пора на охоту: С-70 как ответ доминированию Запада | статьи на iron-samurai

Новый БПЛА С-70 «Охотник» может стать главным российским проектом в сфере боевой авиации. Но сначала ему нужно подтвердить свою пользу.

(Не) впереди планеты всей

Беспилотники уверенно шагают по миру, в том числе по сфере военного применения. Вот один пример: еще в 2014 году американские Вооруженные силы использовали примерно 10 тысяч малых БПЛА и около одной тысячи средних и тяжелых. Советский Союз в свое время тоже был в числе лидеров в этом направлении: достаточно вспомнить советский разведывательный беспилотный летательный аппарат Ту-143, который производили с 1973 года и который мог развивать крейсерскую скорость в 950 километров в час. Всего промышленники СССР построили почти тысячу таких машин.

Однако после распада Союза сфера заглохла: даже сейчас, несмотря на огромные усилия, между российскими и западными беспилотными технологиями пролегает настоящая пропасть. К примеру, Россия так и не смогла создать полноценный ударный БПЛА наподобие американских MQ-1 Predator и MQ-9 Reaper, способный применять высокоточные авиационные средства поражения типа ракет AGM-114 Hellfire. Reaper, напомним, способен нести до четырех таких ракет: его вооружение можно сравнить с вооружением ранних ударных вертолетов.

Пока в мире не существует ни одного беспилотного истребителя, хотя военные считают это направление заманчивым. Ведь в этом случае перед создателями боевых машин не будет ограничений в лице человеческого организма и не придется делать дорогие и сложные системы жизнеобеспечения, а также интегрировать их в летательный аппарат, что к тому же ведет к увеличению его массы. Кроме того, потеря БПЛА теперь не грозит гибелью летчика.

Первой «ласточкой» в этом случае можно считать американский беспилотник Northrop Grumman X-47B, который позиционировали как «многоцелевой ударный БПЛА», но который так и остался лишь экспериментальным: сейчас проект закрыт. Впрочем, его создателям есть чем похвастаться: X-47B научили взлетать и садиться на палубу авианосцев, а также выполнять дозаправку в небе. Словом, он может выполнять операции, которые среди летчиков считаются самыми сложными в мирное время. Вообще, концепция X-47B лучше всего демонстрирует, что, вероятно, представляет собой «Охотник». Но мы к этому вопросу еще вернемся.

Россия не первый год хочет получить БПЛА, который был бы сравним с американскими или даже стал лучше. Так появился проект «Скат» – крупный разведывательный и ударный беспилотник, который ранее разрабатывали ОКБ Микояна и Гуревича и ОАО «Климов». Расчетная максимальная взлетная масса – 20 тонн. Максимальная скорость – примерно 850 километров в час. Но дальше макета дело не пошло: сейчас проект, судя по всему, заморожен.

 «Скат» можно считать российским ответом на американский X-47B и предшественником «Охотника». Обе машины выполнены по аэродинамической схеме «летающее крыло» и создавались с упором на малозаметность и многофункциональность. Однако выжить и совершить первый полет суждено было только С-70: «Охотник» впервые поднялся в небо 3 августа прошлого года. Летательный аппарат под управлением оператора выполнил несколько облетов аэродрома и совершил успешную посадку.

В чем же причина его успеха и чем этот аппарат лучше «Ската»? «Охотнику» повезло с создателем. Компания «Сухой» чувствует себя намного лучше, чем полумертвый «МиГ», она абсолютный флагман постсоветского военного самолетостроения.

За годы, прошедшие с момента распада СССР, «Сухой» поставил российским ВВС сотни самолетов новой постройки, а в одну только Индию ранее было отправлено более 250 истребителей Су-30МКИ, модернизированного двухместного Су-27 с новой электроникой.

У «МиГа» есть своя база в лице МиГ-29, который мог иметь коммерческий успех. Но с учетом «демократичной» цены машина была более чем скромна, а покупателей на новый МиГ-35 (последняя версия МиГ-29) вне России не нашлось вообще. Конечно, не стоит забывать, что именно «Сухому» выпала честь разработать первый российский истребитель пятого поколения в лице Су-57, который стал по совместительству первым совершенно новым боевым самолетом, созданным в России после распада Страны Советов. Остальные, как уже отмечалось, были лишь модернизированными машинами советской эпохи.

Что представляет собой «Охотник»

Фигурирующая в открытых источниках информация, скорее всего, имеет мало общего с действительностью. Например, иногда указывается максимальная скорость «Охотника» в 1400 километров в час, что идет вразрез с возможностями аэродинамической схемы «летающее крыло»: если бы аппарат делали сверхзвуковым, его конструкция больше походила на конструкцию истребителя четвертого или пятого поколения. Аналогичные завышения характеристик мы видели в свое время на примере истребителя пятого поколения Су-57, который журналисты наделяли какими-то «сверхспособностями». Потом выяснилось, что потенциал машины несколько скромнее: например, самолет может нести во внутренних отсеках не десять ракет, а скорее шесть.

Одно можно сказать наверняка: С-70 получился очень крупным. Это подтверждает новое фото, на котором аппарат можно рассмотреть на фоне истребителей, в частности Су-57. Снимок сделали во время демонстрации машины президенту России Владимиру Путину 14 мая 2019 года на аэродроме 929-го Государственного летно-испытательного центра имени В. П. Чкалова. С того времени мало что изменилось. Кроме истребителя пятого поколения, рядом стоят другие истребители марки «Су»: как хорошо видно, у С-70 размах крыла больше или сравним с ними при чуть меньшей длине.

Иными словами, по своим габаритам «Охотник» примерно соответствует легкому истребителю, что для беспилотника, конечно, много. Однако это нельзя рассматривать в качестве недостатка, тем более что американский Northrop Grumman X-47B имеет похожие габариты.

О возможностях российского БПЛА известно мало. Ранее в открытых источниках фигурировала информация о том, что бортовое радиоэлектронное оборудование С-70 включает в себя информационно-управляющую систему, систему автоматического управления, аппаратуру сопряжения с общеобъектовым оборудованием, систему контроля и диагностики бортового оборудования, а также инерциально-спутниковую навигационную систему. Однако куда интереснее другие аспекты, и сейчас мы о них поговорим.

Неудобные вопросы

Главной претензией к аппарату стало сопло двигателя АЛ-31, которое, в отличие от сопла двигателя X-47B, оказалось круглым. Это повышает инфракрасную заметность БПЛА и явно не способствует его большей живучести. Китайские специалисты пошли дальше и обратили внимание на технические особенности, которые тоже стоят на пути превращения «Охотника» в полноценный стелс. В комментариях к материалу военного раздела портала Sina говорилось о «большом числе отверстий» на поверхности БПЛА. Речь шла о воздухозаборниках для обеспечения работы реактивного двигателя. По мнению знатоков и просто любителей авиации, «с таким количеством воздухозаборников ни о каком стелсе не может быть речи».

Аналогичного мнения придерживаются западные специалисты. «Русские продолжают утверждать, что при изготовлении беспилотника использовались композитные материалы и специальное стелс-покрытие, чтобы сделать его «практически невидимым» для радара, но конструкция аппарата пока заставляет сомневаться в этом. Прежде всего мы говорим о двигателе, который не имеет даже кожуха для сокрытия следов выхлопа, что может только навредить незаметности дрона. Различные воздухозаборники и антенны, усеивающие фюзеляж, усугубляют эти проблемы, хотя часть элементов, вероятно, установлена только в рамках испытаний», — отмечается в материале издания The War Zone.

Ситуация может улучшиться в будущем: на авиасалоне МАКС-2019 была представлена полноценная стелс-версия «Охотника» с плоским соплом. Эксперты отмечают: если в ближайшее время начнут испытывать С-70 «Охотник» с таким техническим решением, это можно будет считать технологическим прорывом. Также специалисты отменили законцовки крыла, которые отличаются от тех, которые аппарат имел во время летных испытаний.

Все эти вопросы стоит рассматривать в контексте другого – самого важного. Почти во всех русскоязычных источниках беспилотник упоминают в качестве «ударного», что подразумевает применение этим аппаратом хотя бы того набора авиационных средств поражения, который есть у американских ударных БПЛА. На самом деле, никаких свидетельств того, что «Охотник» можно будет применять как ударный БПЛА, нет. Единственным доказательством возможности использования бомб или ракет служат скупые заявления чиновников. «Основной объем летных испытаний планируется выполнить в период 2023-2024 годов, в том числе в ударном варианте с различными авиационными средствами поражения», – заявили ТАСС в аппарате зампреда правительства Юрия Борисова в августе 2019 года.

Аппарат должен стать «универсальной базовой платформой для размещения перспективных авиационных средств поражения, бортовых средств воздушной разведки и другого оборудования, что позволит в ходе серийного производства постоянно расширять функциональные возможности БПЛА», – добавили чиновники.

Может показаться, что ответ найден, однако эти громкие заявления не говорят почти ни о чем. Ведь мы даже не знаем, что перед нами – прототип или демонстратор технологий, призванный в экспериментальном порядке отработать направления, которые кажутся перспективными. Если допустить, что С-70 – это прототип, то сроки его испытаний выглядят чересчур оптимистично. Ведь даже в идеальных условиях понадобится 10-15 лет на завершение тестов. Это хорошо видно на примере пилотируемых F-35 и Су-57. Последний начали испытывать еще в 2010 году, но до сих пор тесты продолжаются.

Делать окончательные выводы на основе догадок не стоит, хотя нужно признать: сейчас почти все говорит о том, что перед нами экспериментальный аппарат. Таким путем пошли не только американцы со своим X-47B, британцы с BAE Systems Taranis, а также французы с аппаратом Dassault nEUROn. Эти беспилотники очень похожи на C-70, и ни один из них никогда не был боевой машиной, выступая лишь в качестве летающей лаборатории.

Почему американцы и европейцы не хотят иметь малозаметный ударный БПЛА прямо сейчас? Ответ на этот вопрос прост и сложен одновременно. Беспилотник  – не пилотируемый самолет. При пилотировании с земли имеет место «сенсорный голод»: если пилоты буквально «чувствуют» свои машины, имея возможность наблюдать ситуацию напрямую, то оператор БПЛА видит происходящее только на дисплее. Также при спутниковом управлении картинка идет с задержкой в несколько секунд, что допустимо при уничтожении одиночных целей, например укрытий боевиков, но неприемлемо в условиях интенсивного конфликта, когда у противника есть авиация и зенитные комплексы.

Ответом на новые вызовы может стать искусственный интеллект, а именно использование нейронных сетей, которые будут управлять боевыми машинами и самостоятельно принимать решения об уничтожении целей. Но применение искусственного интеллекта ставит вопросы морально-этического плана и вызывает панические настроения у общественности. Можно ли доверить ИИ уничтожение людей и чем это может обернуться в будущем? На все эти вопросы ответов пока нет.

Получается, крупный малозаметный БПЛА имеет избыточный потенциал для борьбы с террористами (где ему, например, почти не нужна технология стелс), но недостаточный для большой войны. При этом цена того же X-47B выше или сравнима со стоимостью пилотируемого истребителя и намного выше цены более простого турбовинтового БПЛА, такого как MQ-9 Reaper. К слову, он тоже недешевый: стоимость одного аппарата превышает 15 миллионов долларов.

Что дальше

Новый российский беспилотник, как и его западные собратья, скорее всего, никогда не станет полноценной боевой машиной, оставаясь стендом для испытаний новых технологий – тех самых, которые в будущем смогут найти применение на других БПЛА. Рождение «Охотника» нельзя считать напрасным. Для России, у которой с беспилотниками не сложилось, это огромный прорыв, который, помимо всего прочего, показал миру, что страна способна осваивать новые направления в сфере боевой авиации.

Но каким будет универсальный беспилотник будущего? На этот вопрос может ответить новый китайский аппарат Dark Sword, который иногда называют «гиперзвуковым истребителем». Два года назад было представлено фото его полноразмерной модели, демонстрирующее как минимум серьезные намерения Пекина продолжать разработку. На снимке хорошо угадываются попытки придать БПЛА элементы стелс-технологии. Форма воздухозаборника также может свидетельствовать о реальности намерений создать гиперзвуковой летательный аппарат с прямоточным воздушно-реактивным двигателем, необходимым для достижения высочайших скоростей.

Многое зависит и от того, каким путем пойдут создатели перспективных истребителей шестого поколения, например европейского New Generation Fighter и американского F/A-XX. То есть будут эти самолеты беспилотными, пилотируемыми или опционально пилотируемыми. Пока все свидетельствует в пользу третьего варианта. Кроме того, перспективные БПЛА все чаще видят в связке с управляемыми машинами, где один истребитель играет роль ведущего для нескольких БПЛА. Такие проекты уже есть и, судя по всему, будут разрабатываться дальше. Позволит ли опыт с «Охотником» создать российским инженерам нечто подобное? Покажет время. Скорее всего, беспилотного ведомого придется разрабатывать с нуля с упором на возможность сверхзвукового полета.

Источник: naked-science.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.